Eleneldil G. Arilou (arilou) wrote,
Eleneldil G. Arilou
arilou

Давно забывал перепостить: Исповедь ведьмы ad absurdum

(Найдено у kirkemen, тут)

Корр: Святая инквизиция разрешила мне записать интервью с вами в назидание и устрашение.
В: Да, да, хорошо.
Корр: Вы знаете, что находятся еретики, утверждающие, что вас казнят невиновной?
В: Да, мне говорили. Мне приятно это слышать, но пусть они не хлопочут. Я иду на костёр если не с радостью, то с облегчением.
Корр: Вы раскаялись?
В: Мне не в чем раскаиваться, но жизнь для меня была сплошной пыткой, по сравнению с которой такие мелочи как вырванные ногти, сломанные пальцы и тому подобное не имеют никакого значения.
Корр: И не раскаявшись, вы не боитесь костра?
В: Говорят, меня ждёт ад. Ну и ладно. Всё, что я о нём знаю - это лучше, чем этот мир.
Корр: Я совершенно с вами не согласен, но почему вы так считаете?
В: Я родилась в нищете. Десять моих братьев и семь сестёр умерли в младенчестве. Я не умерла, но у меня на всю жизнь остались горб, кривые ноги, постоянные язвы на теле, прыщи.
Корр: И тогда вы обратились ко злу?
В: Нет, я была довольно тихим ребёнком. Слушалась маму, терпела побои от папы.
Корр: А как же колдовство?
В: Я не просила эту силу. Но однажды, папа бил меня слишком долго и умер от переутомления.
Корр: Вы пожелали его смерти?
В: Нет, я не хотела, чтобы он умер. Мне хотелось только, чтобы он прекратил меня бить. Мне было больно, хоть я и привыкла.
Корр: И тёмные силы убили его, понятно.
В: Может быть. Наверное, тёмные силы. Они были моими единственными друзьями. Помню, как чёрный кот сидел на моей кровати и лизал мне спину. Я не могла лежать на спине, было слишком больно.
Корр: Значит, Дьявол явился вам в образе чёрного кота?
В: Он не представился. Просто кот, который давно жил у нас дома и ловил мышей.
Корр: Дьявол ловил мышей?
В: Кота звали Мур. Неважно.
Корр: Какие ещё тёмные силы являлись вам?
В: Когда мама послала меня в лес набрать орехов, на полянку выбежал медведь. Тогда мне ещё было страшно умереть, и я испугалась. А медведь подошёл, понюхал меня, и опять ушёл в лес.
Корр: А кто научил вас убить отца?
В: Да никто не учил. Случались странные вещи. Как-то за мной гнались мальчишки. Я испугалась, что они опять будут бросать в меня камни, и я бросилась к реке и вдруг перебежала её. Кто-то из них утонул, поплыв за мной. А потом, мама плакала, потому что у неё остался один кусок хлеба и одна жареная рыба. Она попросила меня отдать их папе. Я их взяла и положила на тарелку, а у меня в руках остались кусок хлеба и рыба. И я положила ещё маме. И опять у меня в руках остался хлеб и рыба. Тогда я положила и себе. А потом положила ещё папе, и ещё маме, и ещё себе. И когда папа прогнал меня из за стола, у меня осталась ещё рыба и ещё хлеб. Я ела в углу и плакала.
Корр: Кощунственное колдовство.
В: Да, я потом ещё неделю всем раздавала хлеб и рыбу. Ну, маленькая я была.
Корр: А как вы навели порчу на скот?
В: Ну, пришёл дурачок из деревни. Вечно дёргался и орал. Мама тогда уже умерла… А мне дали свиней пасти. А тут этот дурачок. Набросился на меня и давай юбку стаскивать, я его оттолкнула. А свиньи вдруг побежали в реку и все утонули. А дурачок вдруг встал, не орёт, не дёргается, мычит что-то. Я его в деревню отвела. А за свиней мне потом досталось.
Корр: А оживший мертвец?
В: Меня как-то кузнец пожалел. Когда мой дом-то сожгли. В кузнице спать разрешил. Кормил. Я уж так его полюбила. Дура, знаю, кто ж на меня позарится. А тут у него лихорадка случилась. Три дня лежал и умер. Тут все деревенские набежали, кто подковы из кузницы украл, кто образа поснимал. А как ничего не осталось в доме, так опять меня бить стали. Я и кричу, “Дядя, дядя, встань, встань и иди”. А он вдруг глазами заморгал, встал, то-то они побежали… За вилами оказывается. Закололи его.
Корр: Какая мерзость, ходячий мертвец… А что потом?
В: А потом я в лес ушла, чтобы не трогали меня. Питалась акридами и диким мёдом. Когда-никогда ягодок да грибов припасала. Стали ходить ко мне, вылечи то, вылечи сё. Кто еды даст, а кто и батогом угрожает.
Корр: А как вас Сатана премудрости да грамоте научил?
В: Да не Сатана. Будто я его видела… Припёрся ко мне как-то отшельник местный. Надоело, говорит, одному в лесу куковать. Вдвоём-то веселее. У него и книги были. Да он больше по женскому делу охоч был. Но читать научил, а как помер, книги мне остались.
Корр: Сатанинские?
В: Не, всё поучения святых отцов, как женщину за милю обходить. Как инквизиция пришла, книги-то в первую очередь пожгла. А завтра и меня сожжёт.
Корр: И правильно!
В: Да, сама думаю, чего с обрыва не бросилась раньше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments